Самовар

С каждым из нас в детском возрасте случаются необычайные события, можно даже сказать чудеса. И они так сильно поражают детское воображение, что лишь постоянное возвращение к ним на протяжении всей нашей жизни делает обыкновенное человеческое счастье полным. Но вот когда нельзя воспроизвести пережитые единожды детские моменты, приходит тоска.

Детским чудом для меня стал самовар. Обыкновенный советский ведерный самовар, белого металла, дровяной, цилиндрической строгой формы, а еще с пластмассовыми черными ручками. Все рабочие дни, с понедельника по пятницу, самовар стоял себе в светелке маленького дачного домика и попросту был элементом интерьера. Называется, было жалко выкинуть.

Но в выходные дни все менялось. В будние дни утренний чай был абсолютно банален, а в выходные дни становился уже чаем самоварным. Мой дед рано-рано утром, когда еще тихо и прохладно, в самовар наливал воду. За водой мы ходили накануне вечером к дальнему лесному роднику.

После этого дед ходил к соседу за углями для растопки. Понятно, что растопить его можно было и без углей, но у деда это был как будто ритуал. За углями дед ходил с металлическим совком, который использовался в доме для уборки мусора. Антоныч, наш сосед, почему-то казался мне сказочным страшным персонажем, я его очень боялся и никогда не ходил к нему с дедом. Так вот, пока деда не было, я с удовольствием наблюдал за тем, что происходит около самовара.

А вокруг него происходило два интересных процесса. Утренняя прохлада сменялась утренним теплом, а утренняя тишина – шумом. Утренняя, вечерняя и ночная тишина дачных посёлков 70-х и 80-х годов невоспроизводима.

А вокруг самовара происходило два процесса. Утренняя тишина сменялась утренним же шумом, а утренняя прохлада — утренним теплом. Тишина была абсолютной. Такой в городе не бывает. И даже в деревне, ведь там животные и машины тоже создают шумы. Подобная тишина считается редкостью даже в лемму, ведь лишь в очень короткий миг летних сумерек она появляется, только вот мгновенно исчезает, уступая место ночным звукам леса. А вот на даче такая удивительная тишина случалась постоянно: и утром, и вечером, и глубокой ночью.

Ее можно сравнить с такой тишиной, в которой внутренние звуки гораздо громче внешних. В ушах мы слышим собственный шум, но в какой-то момент эти внутренние звуки просто рвутся наружу, шумя, пульсируя. И охота повыше забраться, махать руками, кричать что-то жизнеутверждающее и абсолютно бессмысленное. И я такое проделывал.

Почему-то мне казалось, что после моих криков утренняя тишина начиналась сменяться на шум: начинали скрипеть двери, греметь ведра, посуда, и наступал день. А вместе с ним приходило и тепло, которое позволяло реализовывать обыкновенное летнее желание любого мальчишки, который оказался на природе – остаться только в штанах или шортах и снять обувь. В таком практически голом виде дед меня заставал, когда приходил от Антоныча с углями для растопки. Дед их сразу же засыпал в кувшин самовара, потом туда добавлялось немного дров, затем труба надевалась на самовар. Вот с этого момента мои терзания и начинались. Я постоянно думал, что самовар совсем не горит. Из трубы билась струя тепла, и было немного дыма, но даже это меня не убеждало. Я верил только густому дыму и пламени, которое билось из трубы. Как вы понимаете, все мои усилия направлены были лишь на получение таких визуальных эффектов.

Дед не сопротивлялся и не ругал меня, когда я сильно дул в поддувало самовара. А если была возможность, так я с большим удовольствием подбрасывал шишек в самовар, даже заранее их приготавливал. Но наполнить весь кувшин шишками дед не позволял мне.

Наша борьба с дедушкой за огонь практически всегда заканчивалась его победой. Самовар закипал, хотя я недоумевал, ведь он еле-еле горел. Когда дед отлучался ненадолго, я в самовар подбрасывал немного шишек и обнаруживал, что дым становился намного гуще. Потом, поняв, что к чему, я доверху засыпал шишками самовар и радовался облаку смолистого густого дыма. Я приходил в невероятный восторг!

Но самовар закипал и без моих действий. Потом мы шли пить чай. Хочу честно и сразу признаться, что тот чай я никак не выделял в ряду других чаев. Конечно, мне было по душе, что кипяток льется из самовара, а не из обыкновенного чайника. Да и чайный стол гораздо больше меня волновал, чем аромат и вкус приготовленного таким способом чая.

Несколько лет спустя альтернативой такому утреннему чаепитию для меня стала рыбалка. Я думал, что это поистине мужское занятие. Без самоварного чая я прожил около 20 лет. За это время я несколько раз пользовался электрическими самоварами. Не скажу, что на меня повлияло каким-то образом отсутствие подобных чаепитий, как в детстве. Просто однажды я сильно захотел самовар. Я понял, что он должен быть в моем доме. Я посчитал, что это единственный способ продолжить сказочное дело моего деда. Да и моих будущим детям тоже понадобятся чудеса – и я буду очень рад, если таким чудом для них станет самовар.

Самовар я купил в 2002 году, это было летом. Блестит весь, латунный. Он стоял в моей старой квартире на кухне, а когда солнце начинало подниматься, то начинали бегать солнечные зайчики. А сейчас я поставил его на книжный стеллаж. Но стоит он там не просто так. На наших сезонных чаепитиях, на балконе для редких гостей и на природе с друзьями.

И каждый раз, честное слово, когда закипает самовар, мне слышится тихая музыка детства.